esowriter (esowriter) wrote,
esowriter
esowriter

«ЭВАКУАЦИЯ» - КРАСНОДАР, 19 СЕНТЯБРЯ 2017 ГОДА

Никто из нас так до сих пор и не понял, какого черта нас поселили в этом Хильтоне. «Из нас» - это из нас троих. Мы все, как выяснилось, приехали из Брно: Якуб и Радек из формального филиала Сименса - Turbomashinery Брно – осуществлять надзор над заменой лопаток ротора сименсовской турбины, привезенного ради этого в Краснодар из Сочи, и последующими операциями, а я - переводить им.

От Хильтона до Краснодарэнергоремонта, расположенного на территории ТЭЦ, далеко. Работодатель оплачивал ребятам, которые таскали с собой чемоданчики с документацией, инструментами и прочим, ежедневные сорокаминутные – часовые поездки на такси из гостиницы к месту работы и обратно. Я, естественно, ездила с ними. Хотя в десяти минутах ходьбы пешком от ТЭЦ есть приличная гостиница, да и вообще гостиниц куда ближе там полно. – Заказчик и организатор проекта при своих действиях руководствовались явно не здравым смыслом...

19-ого мы ехали с ТЭЦ до гостиницы на такси час (стройки, пробки – все, как везде в России), надеясь поскорее дорваться до душа. Не тут-то было! Такси не пускали на гостиничную стоянку, а вышедший навстречу охранник сообщил, что он сожалеет, но нам придется погулять – поступил звонок о минировании гостиницы, полчаса тому назад приехала полиция, всех эвакуивали, ожидается прибытие кинологов и саперов.

Вытащив свои сумки и рюкзаки из багажника, мы машинально двинулись по Красной в сторону перексрестка с улицей Мира куда глаза глядят. На улице +35. Чехи ничего не знали о том, что по всей стране уже с 11-ого сентября проводятся такие эвакуации – пришлось оперативно разъяснять. Позвонила сыну предупредить, что со мной все в порядке, но подключиться к сети не могу из-за принудительной эвакуации. Вдруг сразу за перекрестком Якуб остановился, махнул рукой в стороны гостиницы и заметил: «Странно... Тут нет ни одной полицейской машины да и ни одного полицейского». – Перед гостиницей действительно было пусто, сквозь стекла было видно, что и в вестибюле, ресторане нет ни души.

Через пару минут мы с чехами распрощались – они решили пойти на пиво, а я развернулась и пошла обратно в сторону гостиницы. Там, перед ней, по-прежнему не было ни автомобилей, ни людей (ни в формах, ни в гражданке) – вообще никого. Двинувшись в сторону сквера за Хильтоном, я обошла всю гостиницу. Никого по всему периметру, никого за воротами, ведущими в гостиничный двор... В сквере с фонтанами на скамеечках сидели сотрудники гостиницы в полном сборе: администраторы, портье, горничные, официанты. Чернокожий повар в белоснежном колпаке и фартуке что-то рассказывал, демонстрируя белозубую улыбку и оживленно жесткулиря. Все выглядили счастливыми – внезапный перерыв обрадовал. Горничные щебетали между собой на лавочке. Я спросила, в каком кафе поблизости можно подключиться к сети, и снова выдвинулась в сторону Хильтона.

Опять обхожу всю гостиницу вокруг, так и не увидев никаких признаков присутствия силовиков. Лишь перед центральным входом стоит с важным грозным видом толстый крендель в жилете (может, и броне-) и каске. Через стекла видно, что внутри по-прежнему совешенно пусто. В подземные гаражи тоже никто не входит и не выходит оттуда. Купив в магазине на углу бутылку холодной воды, сообщаю (уже) знакомому юноше-продавцу об эвакуации. Удивляется. – Он смотрит через стекло витрины на Хильтон целый день, но тоже не видел никаких признаков приезда кого-либо. Я вновь стою перед гостиницей, так и не увидев никого перед ней или в ней. Уже чисто ради спортивного интереса делаю еще один круг по периметру...

Дохожу по жаре до чешской пивницы на той же Красной. Тут хотя бы климатизация работает. Wi-fi для посетителей, как оказывается, здесь нет. Отчаявшись, заказываю бокал вина и воду – вино в чешской пивнице почему-то французское (в целом кубанского вина мы не видели ни в одном ресторане и кафе в городе). Минут пять болтаю с официантами. Потом звоню в Хильтон . Как ни странно, администратор берет трубку. Спрашиваю, не знает ли она, когда закончится это «эвакуционное мероприятие», и слышу: «Гостиница работает в штатном режиме, все уже закончилось». С момента нашего приезда на такси до момента моего звонка прошло всего 50 минут...

В туалете снимаю майку и обливаюсь водой из-под крана. Это слегка помогает Освежилась кое-как. Допиваю вино, тащусь с сумкой по жаре к месту временного проживания.

Внизу сразу у стойки задаю администратору вопрос, сколько длился этот спектакль. Девушка всквидывает брови и спрашивает, почему спектакль. Отвечаю, что я минимум трижды обошла всю гостиницу, так и не увидев ни одного полицейского (не считая ряженого в каске), ни одной машины полиции, ОМОНа, ни одной собаки... Возражает: «Собака была! Все длилось неполных полтора часа с момента звонка». Я смеюсь и спрашиваю: «И где же она была, эта собака? Одной собаки хватило, чтобы за 80 минут осмотреть все номера, коридоры, туалеты, фитнесс-центр, ресторан, кухню, холлы, прачечную, все служебные помещения да еще и гараж?». Девушка конфузится и говорит: «Я не знаю, мы сидели в сквере, я не видела, но сказали, что приедут с собаками»... – Плохую методичку выдали сотрудникам, липовая работа, хреновая... И даже не научили приносить гостям извинения за доставленные неудобства! А ведь при таких ценах должны были не только по бутылке воды и паре бутербродов выдавать, сообщая о невозможности попасть в номер, но и ужины всем за счет заведения по номерам разнести...

В моем номере точно никого не было. Мой чемодан был по-прежнему заперт, вещи нетронуты. Радек и Якуб тоже не нашли никаких следов посещения своих номеров...

Иными словами, никто гостиницу на предмет наличия мины или чего-либо взрывчатого не осматривал, никто вообще ничего не искал, но все же все гости и сотрудники были вынуждены покинуть здание. И тут возникают закономерные вопросы: кто прибыл в здание, на чьем попечении был совершенно пустой гостиничный комплекс в течение почти полутора часов, и что за это время там делали и могли сделать люди в штатском, находящиеся внутри? – Ведь пара человек в штатском могла пройти внутрь так, что никто не заметил.

Они явно не интересовались вещами постояльцев, предметами внутри гостиницы. Единственное, что приходит в голову: живой интерес к инфраструктурным и информационным системам гостиничного комплекса. Какие системы входят в информационные, и что они обеспечивают, каждый может додуматься сам. Вмешательство в такие системы, перехват управления ими может однажды привести к предсказуемым и непредсказуемым последствиям.

И гостиницы при таких обстоятельствах – сущая мелочь, поскольку подобные «эвакуации» в стране проводились и по сей день проводятся в куда более важных «заведениях».

В тот же день в Краснодаре эвакуировали еще несколько зданий. Эвакуации в городе проводились и на следующий день.

Однажды все мы можем стать заложниками тех, кто уже почти месяц «минирует» страну, попадает под этот шумок внутрь любого здания и объекта, включая стратегические, и делает там то, о чем мы можем только догадываться, а можем сходу и не догадаться...

Других выводов у меня нет.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 258 comments