December 23rd, 2020

Bo
  • abrod

Битва за $2000

Я много раз писал, что Трамп импровизирует в соответствии с хорошо написанным и тщательно отрепетированным сценарием.Collapse )

День в истории. "Светоч совести"


23 декабря 1986 года. Академик А.Д. Сахаров на Ярославском вокзале в Москве после возвращения из ссылки в Горький

23 декабря 1986 года Горбачёв совершил один из первых ярких либеральных шагов в ходе перестройки. В Москву на Ярославский вокзал вернулся из ссылки в городе Горький академик-диссидент Андрей Дмитриевич Сахаров. Перед этим сам Михаил Сергеевич позвонил академику в Горький и пожелал ему "вернуться к патриотическим делам".
Помню этот день, вечером я, студент-первокурсник, слушал по французскому радио на русском языке ликующий репортаж о возвращении главного советского диссидента в столицу. Тогда, честно признаюсь, мне наивно казалось, что это хорошо: больше станет свободы, а всё хорошее, что есть в СССР, оно же так крепко, незыблемо, несокрушимо, неисчерпаемо, как скала, его меньше от этого никак не станет... Куда оно может деться? Как бы не так. Идеи Сахарова, казавшиеся многим "красивыми" и "гуманными", создали изящную глянцевую обёртку для тарана контрреволюции, и возвращения на развалины СССР всех людоедских порядков прошлой исторической эпохи. Среди которых мы и живём уже почти 30 лет...Collapse )
Сталин
  • gmorder

Понять и простить

Как стало известно информационно-новостному порталу EVO-RUS.COM, спецпредставителем губернатора Северной столицы Александра Беглова по вопросам здравоохранения и медицины в Смольном назначен Александр Белевитин.

ad6ffaed87ea009aae3b48042344ddc201a4fd55_404_600

Сообщается, что бывший военный врач Белевитин теперь готовит отчеты для петербургского губернатора по ситуации с распространением коронавируса в городе.

По информации источника, военный врач, который ранее был осужден за получение крупной взятки, был приглашен на работу в Смольный лично градоначальником.

Напомним, что в 2012-м году Белевитина приговорили к восьми годам лишения свободы, однако через год он освободился досрочно.

ДОБРЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ

Однажды поздно вечером летом 1970 я перевернулся на бок и спросил лежащую рядом со мной девушку, хочет ли она выйти замуж.

- Мы поговорим об этом утром, - сказала она. – Сейчас мне надо поспать.

Утром она сказала, что женитьба – это не очень хорошая идея, а на самом деле, даже очень плохая, но она все равно согласна. Она была права: это была плохая идея. Молодая женщина Табита Спрюс еще не закончила обучение. Я выпустился, но не мог устроиться учителем. Я работал в промышленной прачечной, получая зарплату немногим превышавшую прожиточный минимум. У нас был кредит на обучение, никаких сбережений и никаких льгот. У меня было две пары нижнего белья, две пары джинсов, пара туфель, и проблемы с выпивкой. Мы помнили об этом, назначая дату: 2 января 1971 года.

Той осенью мы сели в автобус, идущий из Старого Города, где жила Табби, до Бангора, где находился известный ювелирный магазин Дейз. Мы попросили показать самый дешевый комплект из двух обручальных колец, который был в продаже. С великолепной профессиональной улыбкой, в которой не было ни капли снисхождения, продавец показал нам пару тонких золотых полосок за 15 долларов. Я достал бумажник, который тогда пристегивал байкерской цепочкой к шлевке джинсов, и заплатил за них. В автобусе по дороге домой я сказал: «Готов поспорить, они оставят зеленый след на наших пальцах». Табби, всегда колкая на язык, ответила: «Надеюсь, мы проносим их достаточно долго, чтобы узнать это».

Десять недель спустя или около того, мы надели эти кольца друг другу на пальцы. Костюм, который я надел, был слишком велик для меня - я взял его взаймы у будущего шурина, - а моим галстуком гордился бы сам Джерри Гарсия. Моя новоиспеченная жена была одета в голубой брючный костюм, несколько месяцев до этого служивший нарядом подружки невесты на свадьбе ее подруги. Она была великолепна и напугана до смерти. Мы поехали на свадебный прием (бутерброды с тунцом и содовая) на моей машине, стареющем Бьюике с дышащей на ладан коробкой передач. Я все время трогал большим пальцем кольцо на безымянном пальце левой руки.

Несколько лет спустя – три? пять? – когда Табби мыла посуду, ее кольцо соскользнуло с пальца и упало в сливное отверстие. Я вырвал заглушку слива, пытаясь найти его, но в темноте обнаружил лишь заколку. Кольцо исчезло. Тогда я уже мог купить вместо него новое, более изящное, но она все равно заливалась горькими слезами из-за потери первого настоящего кольца. Оно не стоило и восьми долларов - оно было бесценно.

Жизнь хорошо обошлась со мной в вопросе карьеры. Я написал бестселлеры и заработал миллионы долларов. Но я ни разу не снимал это дешевое кольцо с левой руки с того самого дня, как моя жена с дрожащими губами и руками и блестящими глазами надела его. Знаю, знаю, похоже на песню в стиле кантри. Но в жизни так часто и бывает. Кольцо служит напоминанием, как мы жили тогда: крошечная трехкомнатная квартирка, плохо работающая плита и шумящий холодильник, скрипящие половицы, дом с зимней осадкой, уличный шум по ночам и плакат над раковиной с надписью: ДРУГ МОЙ, У НАС СОВСЕМ НЕ ОСТАЛОСЬ СИЛ. Кольцо заставляет задумываться о будущем, помнить, что у нас было (почти ничего) и какими мы были (чертовски хорошими ребятами). Не дает забыть, что цена вещи и ее ценность - не обязательно одно и то же.

Прошло уже 42 года, а зеленого следа все ещё нет.

©️ Стивен Кинг