esowriter (esowriter) wrote,
esowriter
esowriter

Category:

САГА О ПАРАЗИТАХ, ПРАВЕ ВЫБОРА И ОСОЗНАННОСТИ Часть 1

Слова «паразиты» и «паразитизм» вызывают у многих обывателей автоматическую подсознательную негативную реакцию. При этом, как ни странно, такие обыватели, как будет продемонстрировано ниже, сами обычно являются еще теми паразитами!

Паразитизм, представьте себе, является естественной фазой онтогенетического и филогенетического развития. Фаза внутриутробного развития и раннего детства – это фаза полного паразитизма. У некоторых лиц, видимо, не преодолевших инфантильность и не особо поднявшихся и по лестнице внутривидового развития, она растягивается на всю жизнь. Тут ничего не поделаешь. Некоторые специалисты говорят в таких случаях и незрелых душах.

Ну, помните, как начинается житуха нас всех (кроме пробирочных, наверное)! Лежишь себе в утробе на эдаком удобном ложе, возносящемся на воде, ничто нигде не жмет и не давит, нигде не трет, завтрак, обед, полдник, ужин и воздух подают через трубочки – даже жевать и вдыхать не надо, нужду справляешь, не слезая с ложа, но при этом не валяешься в чем-то сыром, холодном или липком и дурно пахнущем, и попку не надо подтирать! Райская жизнь, короче говоря!

А потом начинается твориться нечто доселе невообразимое. Ты растешь, а ложе-то не увеличивается, тебе становится чуток тесно. Ты терпишь и надеешься, что твои потребности в увеличении жилплощади будут удовлетворены. Ан, нет! Тогда ты начинаешь постукивать кулачками об «стену», порой и ударять в них ногами, требуя немедленного улучшения жилищных условий. Фигля с два! Смиряешься на время, стараешься выспаться в «кровати», становящеся все более тесной, но просыпаясь, продолжаешь стучать ногами и руками во все стены, усиленно привлекая внимание к своей изрядно подросшей персоне и условиям проживания, не соответствующим никаким законным нормам.

И тут, блин, наступает сущий ад! Ну, знало бы я, не стучало бы, уж как-нибудь бы перебилось – все-таки еда даровая, кислород тоже, никаких тебе подмываний, туалетов! Короче, тебя вдруг начинают выдавливать и из того малюсенького помещения, в которое ты и так еле-еле влезаешь в какую-то трубу, сжимать со всех сторон, душить. Ты начинаешь понимать, что чувствует белье во время программы «отжимка». Не постучишь, не заорешь, не вздохнешь, ну, полный абзац! Думаешь, все, пришла моя последняя минутка! Знать надо было, что обращаться к чиновникам – дело зачастую гиблое, не говоря уж о стуке в их двери, тем паче, стены! И тут!... Не, ну этого я ваще описать не могу. Какие-то щупальца начинают внаглую прикасаться к моей голове, которая при этом оказывается в самой узкой части этой зловещей трубы. Наконец моя голова вылезает с вытаращенными глазами, с посиневшей от удушья физиономией куда-то, где мне невесть что светит. Не успело я подумать, оно и впрямь светит, да еще как! Ой, мамочки! Спасите, помогите! Да что ж это такое! Жило я себе в приятной полутьме, а тут прям в глаза, как на допросе светят! Куда я попало! Холодно, вокруг мечутся какие-то тени, некоторые из них хватают меня, причем за все мыслимые и немыслимые места, отрезают мою живительную трубочку, куда-то таскают, в чем-то полоскают, когда я задыхаюсь, еще и хвать меня за ноги и головой вниз опускают. И еще что-то лопочут. Что это за существа? Сколько я здесь пробуду? Как долго будут длиться эти муки? Вырвусь ли я когда-нибудь из этого странного места?

В отчаяньи пробую высказать свои претензии и потребовать немедленного разъяснения. Но язык меня почему-то не слушается. В результате вместо изложения своих требований и вопросов я издаю истошный крик и продолжаю дальше орать. Сущности почему-то радуются, что я закричало. Видать, я попало в логово подчистую сбрендивших садистов.

Но тут, очевидно, они поняли, что все, больше я не выдержу. Положили меня на что-то теплое и мягкое, что-то засунули мне промеж ног. И... начали меня заворачить. Ну, думаю, никак продать собрались, пакуют... сейчас еще бантом перевяжут! Потом меня куда-то потащили. Принесли в теплое помещение, полутьма там привычная, положили на пузо в какой-то то ли ящик, то ли клетку, чем-то до подбородка прикрыли и ушли. Я тихонько лежу. Вдруг слышу, кто-то орать начал, причем по тому же поводу, что и я. Потом еще одно. Ну, решил я, никак нас тут много, в этом магазине. Значит, нас всех действительно продадут. Эх, устало я сегодня! Поспать бы!

Засыпая, мечтаю, чтобы меня продали кому-нибудь, кто меня снова уложит на привычное плацентарное ложе, подключит к трубочкам питания и вентилляции легких и оставит в покое.

Мой сон прерывает писк, издающийся в соседнем ящике. Слышу, и другие экземляры, предназначенные для продажи, оживились. Кто воркует, кто сопит, кто похныкивает. В животе у меня бурчит, жрать охота! Думаю, как бы узнать, остальные-то тоже голодные. Где-то вдалеке, словно прочитав мои мысли, один экземпляр начал орать, требуя немедленной подачи питательных веществ и воды. Тут раздается какой-то скрип, потом слышится какое-то шарканье, над моим ящиком склоняется тень. Я обрадовалось, что меня, может, наконец-то купят и отнесут в место получше. Не тут-то было! Тень начала меня разворачивать. Думаю, ну, все, пропало я! Опять пытки! Сейчас меня опять или полоскать, или таскать вниз головой за ноги на холодрыге будут, или в глаза светить. Тень вытащила то мокрое, что было у меня промеж ног, чем-то меня там потерла, утерла, опять туда что-то засунула (к счастью, сухое), снова меня завернула, схватила, положила на какой-то катафалк, рядом уже другие лежали (это я по посапыванию поняло), и всех нас на этом катафалке куда-то повезли. Думало я, что на витрину. Привозят нас куда-то, где опять в глаза светит, стали раздавать, видать, потенциальным покупателям – тоже теням, только они почему-то лежали. Думаю, во, я попало туда, куда надо! Тут родственные души, паразиты, как и я! Даже в магазин сходить не могут! Ждут когда им на дом все притащат. Меня положили рядом с какой-то тенью, которая начала верещать «Ну, иди ко мне!». Я само про себя-то размышляю: «Ты чего, не соображаешь, что ли! Как я куда-то идти-то могу, коль у меня ноги упакованы? И вообще я тут впритык лежу. Зачем еще ходить-то?». Но молчу – знаю, что язык не слушается. Жду развития событий. Лучше молчать, иначе опять толпа садистов с их мерзкими привычками соберется. Не буди, думаю, лиха, пока оно тихо. Эта тень лежачая меня потискала, потом сует мне что-то прям в рот. Я упорно молчу. Тут из этой засунутой штуки прям мне в рот неожиданно выливается что-то, Пришлось мне это что-то глотать, чтоб не задохнуться. Что-то оказалось сладким. А я же голодное. Давай я подавать сигналы, хвататься за эту штуковину. Мол, еще давай! Еще дозу получил. Потом хватаюсь руками – дозы нет. Я давай губами цапать эту теплую, круглую штуку, как я на ощупь поняло. После пары попыток усиленно цапать губами и засасывать, штуковина начала выдавать дозы. Один засос – одна доза. В общем, поело я отменно, но устало так, словно снова через эту трубу пролезало. Ну, не так, конечно, но все-таки эти засосы меня изрядно вымотали.

Вроде поело я хорошо, а вот грусть какая-то осталась. И тут до меня дошло, что жизнь моя паразитская, видать, закончилась. Мало того, что дышать самому надо, надо еще и сосать, добывая пищу! Взгрустнуло я тогда, что и говорить... Ну, сами знаете – проходили. И тут передо мной впервые появился выбор: или я грустить буду нежрамши, или тень меня купит и, глядишь, накормит временами. За ноги, вроде, меня не таскает, по попке не шлепает. Лежит и пусть себе лежит, главное, что не садистка, я рядышком полежать могу. Тень тут какую-то чепуху начала нести, что-то типа то ли угу-угу, то ли агу-агу. А покупать-то не спешит! Не поняло я ее гугуканья и забыло. Но запомнило, как эта тень пахнет – это чтоб знать, где можно пожрать хорошенько. Пусть угугукает или угагакает, сколько влезет, лишь бы накормила. И штуковину эту ее круглую кормящую я тоже запомнило – на ощупь и по запаху.

***

Намного позже я узнало, что все самые важные и крутые вещи в мире – круглые и шарообразные: не только женская грудь, но и Земля, Солнце, капля воды, отрывающаяся от потока, или капелька утренней росы на благоухающем цветке, матка, в которой развивается плод, круги на воде, бегущие от брошенного в нее камешка. И даже вещества в природе совершают ничто иное, нежели круговорот. Люди едят с круглых тарелок. Переговоры, которые проводятся за круглым столом, бывают намного более корректными, успешными и удовлетворяющими все стороны, нежели те, которые проводятся за столом с острыми углами. Обеденные столы тоже бывают круглыми, а стол шефа, вызывающего вас на ковер, обычно прямоугольный. Гимнасты КРУтятся на брусьях, делают колесо, балерины и фигуристки – пируэты и фуэте, люди водят хороводы. Хозяйки заКРУчивают вареья и соленья на зиму в круглые банки – попробуй-ка открой банку с иной резьбой, нежели круглой. Дети пускают в небо круглые возрушные шарики. Бабушки вяжут на шести спицах по кругу носки и варежки. Мастера заКРУчивают гайки и шурупы.

Некоторые человеки выработали до такой степени устойчивую привязанность к кругу и к этому шарообразному кормящему устройству, что целых 22 человека готовы бегать часами по полю за мячом только потому, что он круглый. Причем ведь бегают и норовят отбрать этот мяч друг у друга, словно не могут сходить в спорттовары и купить себе каждый хоть по пять мячей... А заполненные порой до отказа трибуны зевак (они себя звителями называют) следят за этим мячом. И даже по телевизору этот бег за символом материнской груди показывают!

А особи, так и не отвязавшиеся от той единой, запомнившейся, врывшейся память мамкиной сиськи, всю жизнь носятся по одному и тому же самому кругу, причем зачастую именно по тому, по которому ходили, вышагивали, ползали и бегали их предки. У них есть привычка говорить «Я все делаю правильно, потому что так делала моя мама (бабушка, учительница, начальник)» или «Раз так написали в газете, значит, так и есть» . Это они сочинили фразу « Ой, я закрутилась». И именно они обосновывают свой круговой бег словами «Хочешь жить, умей вертеться». Словосочетание «порочный круг» возникло не на пустом месте и недаром...

При всем этом круг – основа спирали. Шаблоны, заставляющие ходить по одному и тому же - воистину порочному кругу, препятствуют переходу на новый виток и движению по спирали жизни, стремящейся ввысь, все выше и выше в небо.

***

Но вернемся к моим тогдашним злоключениям.

© Esowriter, 03.10.2015
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments