Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

2 МАЯ. НЕ СЛАВА УКРАИНЕ

По дороге в небо души, спешно шагающие по ступеням пламени, испуганно оглядывались, слыша хриплые голоса задыхающихся тел и пронзительный лай ПСов, резвящихся где-то там, внизу.

Умирать было не страшно, страшно было смотреть, что творят те - прикидывающиеся живыми.

Едкий дым смешивался с ароматом сирени и солоноватым запахом бриза.

Чад неуклюже карабкался по стенам и водосточным трубам и падал от усталости где попало.

Из-под настила торчала детская ладошка.

Ночью тела тайком рубили, кидали в мешки вместе с тряпьем и мусором и вывозили в морг.

Пепел сожженных метался над городом, пока ни нашел пристанище на морской глади.

Украина, заплатив вперед проценты их жизнями, сдала город и порт в ломбард с яркой вывеской и, довольная полученными мелкими купюрами, пересчитывала их своими кровавыми руками.

Иногда ветер гудит по ночам, настойчиво повторяя имена погибших.

И два года спустя слова обо всем этом все еще утопают в бездне неописуемого и невыразимого, теряя свою силу и смысл.

Давай я помолчу, да и ты помолчи,
вспомним Дом профсоюзов - огарок свечи


© esowriter

Хронология событий

https://youtu.be/BUE4TCLlv-c

09.01.21 Who Was Behind The Insurrection At The US Capitol? This video presents compelling evidence as to who was actually behind the "insurrection" at the US Capitol... 7 min

"Провокторы Антифы вместе со спецслужбами (и некоторыми наивными случайными демонстрантами) штурмуют капитолий.

Говорит участница митинга: Я пришла сюда чтобы поддержать Трампа. В основном собрался мирный народ, но были и боевики антифы. Они были группами, переодеты в сторонников Трампа у некоторых были красные банданы, но многие носили трамповские шапки повернутые или назад или набок, чтобы как-то отличиться от основной толпы.

В это время команда Трампа уже располагает данными о присутствии среди сторонников действующего президента членов Антифа. Трамп просит своих сторонников"избежать насилия".

Говорят двое участников митинга: среди мирной толпы было некоторое количество актёров которые пытались спровоцировать людей сделать что-то. Плюс было очень похоже, что полиция просто впустила всех. Это не было как будто мы штурмовали Капитолий. Мы просто беспрепятственно поднялись по ступенькам наверх.

Видео с митинга 0:50: Видно как один из полицейских вышел вперёд и делает руками приглашающие жесты и кричит "move, move" толпе которая идет в сторону.

Говорят двое участников митинга: была пара групп которая устремилась вперёд. Когда толпа сделала два или три шага поровнявшись с полицейской линией полицейские просто отошли в сторону.

Видео с митинга 1:24: полиция просто расходятся в сторону приглашая толпу следовать за ней.

Говорит участница митинга: Я пришла туда со сломанной ногой, поэтому я пришла пораньше, чтобы не пробираться через большую толпу. Из-за этого я оказалась в начале ближе к зданию, и первыми в сторону Капитолия мимо меня прошли люди в камуфляжной одежде и один из них говорил по рации. Он говорил: "У нас тут команда из шести бойцов". И тогда я подумала, что это бывшие военные, я была очень рада думать что наша армия с нами, здесь. А потом я увидела их в новостях на следующий день я поняла черт возьми, это же антифа. А потом один из них подошел и начал бить стекло и там какая-то миловидная девушка (я вначале подумала что это парень) она начала кричать "антифа антифа".

Видео с митинга 2:00: Девушка в толпе кричит "NO Антифа" и "Aнтифа бьёт окна".

Говорят двое участников митинга: Я видел парня в серой куртке никаких знаков трамп-саппортенов на нём не было. С чем-то похожим на маленький молоточек, он разбивал окно.

Видео с митинга 3:06: Видео как толпа кричит на переодетых боевиков: "Антифа! Антифа", а они разбивают окна какой-то железкой. Что характерно, на человеке в серо-зеленой куртке задом наперёд надета шапка со словом Трамп. То есть шапка повернута в сторону видеокамер, человек бьет стекло медленно по чуть-чуть, чтобы дать снять много видео. Ему попытается помешать trump supporter — девушка из толпы, но помощники провокатора ее оттаскивают.

Говорит мексиканского вида участник митинга, снимая себя прямо в толпе во время разбивания стекол:"Америка! Америка! На нас напали! Не эти полицейские офицеры а натренированные Китаем антифа-БЛМ! Мы находимся в центре операции проводимой левацкими китайскими социалистическими демократическими боевиками. Они там делают чтобы мы мирные трамп-саппортеры выглядели полными дебилами и преступниками".

Говорит человек, стоящий во время митинга на улице между капитолием и парковкой: "Они одеты как трамп-спортеры, но я слышал как они переговариваются между собой и я слышал это своими ушами они говорят: "Расшатаем, чтобы эти люди выглядели плохо".

Говорит другой свидетель прямо с места: они приехали на микроавтобусах и SUV в эскорте полиции штата с мигалками.

Видео 5:12: Прямо на видео показывают эскорт из полицейских машин которые с мигалками доставили на место действия микроавтобусы с антифой. Надеюсь никому не надо напоминать что полиция штата в DC подчиняется меру — которая является демократической активистской.

Человек из толпы: записывает видео этого эскорта люди из толпы кричат: "В это невозможно поверить полиция DC доставила антифу! Мы должны показать это видео всем!"

Одним из первых в разбитое окно в Капитолий влез некто Джон Салливан на этом видео вы можете видеть как он кричит, что Трамп = Гитлер, и пришло время революции, и они вынесут Трампа из офиса, не дожидаясь новых выборов.
Этот член антифы залезает в Капитолий через разбитое окно на 6:35."

Отсюда:
https://sell-off.livejournal.com/45840350.html

Прикольно смотреть:

Там когда-то родной город, некогда звавшийся Москвой, уже пьяный в 2021-ом, причем пьяный не так, как некогда, от счастья, а пьяный от собственного безумия, собственного гонора и собственной бессмысленности...

А я тут все еще в 2020-ом с еле фурычащим компом, трезвая.

Приблизительно через час городское цыганье начнет стрелять китайскими петардами. К ним радостно примкнут потомки всех некогда выходцев из бывшего СССР.

А я просто спать лягу.

Смешные... Инфантилы играют во взрослых...

САГА О НЕКОНФЛИКТНОМ ПОВЕДЕНИИ

На 22-ом году моей жизни, пройдя Вторую мировую войну на службе в рядах Военно-воздушных сил США, я испытал три провала в сознании, которые ввели меня в мир тонких, или психических, явлений. Все три события произошли в течение одного месяца, были связаны с одной причиной и развивались по одному сценарию. Все они сильно огорчали моего соседа по комнате, который был свидетелем каждого случая. Начиналось все с того, что на меня словно обрушивался тяжелый груз, буквально выбивавший меня из нормального состояния. В первый раз это случилось, когда я, идя по комнате, вдруг камнем свалился на пол. Тут я вдруг почувствовал, что лежу, не чувствуя своего тела, и при этом вижу руку своей девушки, единственной большой моей любви, которая в действительности находилась тогда в трехстах милях от меня. Она писала мне письмо, в котором объясняла, почему наши четырехлетние отношения должны закончиться. Она писала об этом трижды, каждый раз выставляя различные причины, и каждый раз некая внутренняя сила выталкивала меня из собственного тела, и я видел каждую букву, которую она выводила. Каждый раз, приходя в себя, я погружался в крайне необычное состояние, словно входя в штопор, причем сердце мое сжималось от боли, а сосед был ошеломлен моим странным поведением. Когда настоящее письмо прибыло по почте, сосед приносил его мне. Не читая, я дословно цитировал его содержимое по "копии", как бы выжженной в моем мозгу предшествовавшим видением. При этом, когда сосед вскрывал конверт и читал письмо, он изумлялся: произносимый мною текст был идентичен посланию.

Эти случаи можно было объяснить просто: как провиденье (телепатическое явление) или как другой подобный парапсихический феномен. Но дело в том, что в данном случае в том особенном мире тонких материй, в который я попадал три раза, я как бы находился непосредственно в теле возлюбленной, в её сердце и душе. Я не просто замещал ее, я словно сливался с её бытием. Быть с ней единым целым было самым необычным и немыслимым состоянием. Находясь в этом состоянии, я страстно спорил с ней по поводу её решения, которое представлялось мне подобием смертного приговора. А она говорила со мной мягким и нежным голосом, отстаивая свое решение. Мы оба были отделены от наших тел: я был выбит из своего наружу, а она была занята писанием письма. В то же время мы как бы составляли странное единое целое, наблюдавшее за её рукой, которая писала роковое письмо.

Впоследствии, когда я знакомился с теорией Карла Юнга об anima (душе), я почувствовал, что у Юнга была всего лишь догадка относительно этой мощной и великолепной тайны. Я исследовал свою живую внутреннюю сущность на том уровне, которого во плоти не знал. Годами позже этот тонкий эфемерный мир, находящийся вне материального, показался мне дверью, за которой скрывался самый интенсивный мистический опыт в моей жизни - проявление такого магнетизма, который почти разрушил мой привычный мир.

Среди многих других это событие сорокалетней давности дало мне понять, что человеческая сексуальность, будучи покрыта духовным покрывалом любви, является воротами в высшую трансцендентность. Ранняя форма этого опыта -"потеря сознания" в возрасте 22-х лет - привела к странному, весьма необычному состоянию, для определения которого я позаимствовал научный термин "неконфликтное поведение". Это была череда эпизодов, продолжавшаяся до двадцать третьего года моей жизни. Все эти события послужили основой для моей первой книги - "Трещина в космическом яйце". Хотя я и не дал в этой книге подробного описания главной трещины в скорлупе моего восприятия мира, которая образовалась из-за этого самого неконфликтного поведения, я всё же затронул вопрос, косвенно ставящий под сомнение доверие ко мне со стороны читателей. (Я начал писать эту книгу в 1958 году, в период более консервативный по сравнению с 1970 годом, когда я продал эту книгу и когда над нами разразилась эра Нью Эйдж).

Причина моего неконфликтного поведения кроется в моей убежденности в том, что большая часть меня умерла с потерей моей глубокой любви годом раньше. Мой жизненный опыт вырос из своеобразного псевдо-суицидального опустошения, охватившего меня и граничившего с иррациональным нежеланием продолжения, кратко именовавшегося "это последнее, до чего мне есть дело".

Форсирование до предела этой безудержной энергии привело к прорыву в понимании того процесса, который происходил во мне без подготовки и без переходного периода. Я обнаружил способ преодоления наиболее древних инстинктов самосохранения, в результате чего временно исчезли все страхи и, как следствие, отказ от всяких предосторожностей. Это позволило мне в определенный период времени совершить поступки, казавшиеся невозможными в обычных условиях повседневной жизни.

В "Трещине космического яйца" я рассказал, как смог продемонстрировать своим соседям по общежитию, что огонь не обжигает меня. Мы все закурили, причем я для показа чуда прикурил полную пачку сигарет "Пэлл Мэлл" (длинных, без фильтра). Глубоко затянувшись, я дымящимися концами сигарет поочередно дотронулся до своих ладоней, пальцев, запястий, а затем - и до лица и век. Завершил я свой показ, взяв в рот подожженные концы трех сигарет и начав выдувать искры на стол. Во время своих действий я испытал сильное напряжение всех чувств, но не боль, а на следующий день на моей коже не осталось ни следа ожогов. Каждый раз, прижигая кожу сигаретой, я был совершенно уверен, что никакого вреда мне не будет, как и произошло. После этого пара физиков из нашей группы сумели измерить температуру горящего кончика сигареты. Она составила 1380°по Фаренгейту, что чуть больше половины температуры при настоящем пожаре. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы впечатлить моих приятелей-студентов.

Такого рода момент неконфликтного поведения на какую-то долю секунды, казалось, показал, что исход был предрешен - смерть уже была во мне. Я зафиксировал этот феномен в своем сознании, не давая ему качественной оценки и не подвергая анализу. Смерть была не возможностью, которой следовало опасаться, а фактом, который следовало признать, - смерть уже произошла. Я был потрясен остротой известного высказывания "нельзя убить человека дважды" и почувствовал, что ощущаю состояние звенящей ясности, созданной миром каких-то невидимых, туго натянутых медных проволок, причем у меня не было ни малейшего понятия о том, как возник этот образ.

Приняв факт смерти без всяких оговорок, я понял, что напугать меня возможностью смерти или вреда невозможно. Во время каждого инцидента я чувствовал себя странно неуязвимым - и на какой-то момент действительно был таким. Казалось, что я нахожусь на грани бытия и небытия, иду по линии между миром неземным и материальным, наблюдая за собственным телом извне, а не находясь в нем. Это смещение перспективы дало мне возможность, которую антрополог Мирча Элиаде назвал способностью "вторгнуться в онтологические конструкции вселенной". Это научное определение Элиаде дал неординарным явлениям, известных миру благодаря тибетским йогам, с которыми десять лет он общался в сороковые годы. Позже я читал его книгу "Йога: бессмертие и свобода" (Нью-Йорк, 1958).

Я обнаружил: при любых обстоятельствах, если сознательно отбросить в сторону инстинкт самосохранения, можно перевернуть, изменить или модифицировать обычный путь развития событий. Это не было игрой одной из частей моего сознания с другими, не было и психологической или духовной смертью моего эго или потерей себя. Это было подлинное принятие смерти всем моим нутром. Мне нечего было терять! Я понял, что в этом состоянии не только огонь не мог меня обжечь, но и гравитация не обязана была держать меня своей привычной хваткой в безопасности - первопричина не давала своего обычного эффекта.

Обнаружить, что структура реальности поддается изменению в тот момент, когда я освобождаюсь от внутренних противоречий, было для меня знаковым открытием, как и осознание того, что все внутренние противоречия являются продуктами страха перед возможной болью или смертью. Ирония здесь заключена в том, что для человека в рамках каждого отдельного события существует состояние, в котором он не подвержен боли, если способен переступить через грань страха и открыться новой перспективе.

Неважно, как часто я испытывал состояние неконфликтного поведения, обычный страх смерти или боли все ещё присутствовал во мне после временного его исчезновения. То, что человек может полностью избавиться от страха смерти или боли, кажется невозможным, потому что тело обладает собственным разумом и никогда не меняет точку зрения. Но если принять смерть как уже свершившийся в определенный момент факт, можно преодолеть чувство физического страха смерти и выйти туда, где находится другой взгляд на вещи.

Несколько десятков лет спустя, после моего опыта с преодолением страха перед телесными повреждениями я познакомился с работой невропатолога Пола МакЛина о "тройственной природе" мозга человека. Эта тема является предметом исследования первой главы моей книги. Полувековые исследования МакЛина в государственных институтах здоровья выявили, что в наших головах есть три радикально отличающихся вида мозга и три модели поведения, в том числе основной мозг тела с его обязательной стратегией выживания. В работе МакЛина я нашел объяснение того, каким образом страх любого рода отбрасывает человека назад, к древним представлениям о выживании, которые, будучи полностью активизированы, выключают наши высшие модели поведения эволюционировавшей системы безопасности. Однако именно эти высшие сферы нашей нервной системы держат открытыми выходы на возможности, с помощью которых мы способны модифицировать и модулировать реальность структуры конкретного момента.

Когда Карлос Кастанеда выпустил свои замечательные книги, я убедился, что он точно знал: страх смерти мешает нам полностью использовать наш потенциал и весь спектр человеческих возможностей. Принимаете вы или нет на веру те способы, которые использует Кастанеда для доказательства этого факта, не имеет значения. Значение имеет только то, что он точно знал и наверняка испытывал на себе это явление, причем куда более полно, чем кто-либо из нас.

----------

Неконфликтное поведение дает нам свободу от сомнений, но происходит это только тогда, когда мы для начала освобождаемся от сомнений любого рода - поистине парадоксальная ситуация, поскольку уверенность появляется только тогда, когда человек свободен от сомнений и безоговорочно принимает одновременное, а не последовательное развитие событий. В этом случае сами события уже не являются предметом проверки логикой в любой форме. Вот почему неожиданный, интуитивный намек на реальность неконфликтного поведения не был для меня вопросом желания принять это новое, конфликтное, и следовать ему. Скорее, открытие этого состояния совпало с моим немедленным принятием его, без оговорок и ограничений.

В метафоре "кубического сантиметра шанса" Карлос Кастанеда предлагает весьма широкий диапазон величины нано-секундной скорости, с которой эта возможность открывается и закрывается. Время открытия возможности длится не больше удара пульса, и за это мгновение нужно успеть ей воспользоваться. Вот почему величайший образец неконфликтного поведения, Иисус, призывал нас всегда быть наготове и не дремать, - ибо мы никогда не знаем, в какой момент Оно, или Он, или Нечто может случиться.

Следующим в этой серии странных неконфликтных событий стало происшествие у скал Палое Вердес в нескольких милях от Лос-Анджелеса, где я обучался в университете.

Эти скалы очень высокие и словно прозрачные, казалось, поднимаются прямо из океана, напоминая куда более устойчивые скалы к северу от Сан-Диего, где сегодня проходит большинство занятий планеризмом. Скалы Палое Вердес состоят из непрочного сочетания камня, песка и сланца, что делает их крайне неустойчивыми. В огромных пещерах часто случаются обвалы, и в океан падают крупные обломки земли. Большая часть пространства в радиусе около пятидесяти футов вокруг скалы была ограждена канатами и предупреждающими знаками: "Не подходить ближе!"

Впоследствии в океан медленно сползла целая часть полуострова, увлекая за собой множество больших изысканных домов. Однако в то время, в 1950-м году, когда я находился там, Палоc Вердес был пустынным, легко доступным и потому любимым местом для устройства пикников и туристических походов. Как-то раз мы с друзьями решили устроить пикник как раз на обрыве скалы, не обращая внимания на предупреждающие знаки, что свойственно молодым и глупым. Я и мой друг двигались по длинной извилистой тропе, по направлению к опустевшему пляжу - месту выбранному для нашего пикника. Мой приятель, зная о моей боязни высоты (я отказался подойти к краю скалы и забраться на её вершину), в шутку поспорил, что я не смогу вместе с ним подняться на вершину, почти отвесную и очевидно сильно выветрившуюся, без каких-либо устойчивых выступов, за которые можно было бы ухватиться. Меня охватил ужас, но я согласился на спор, боясь, что прослыву слабаком. Мы поднялись не выше, чем на десять футов, когда вдруг вся скала начала раскачиваться и сползать. Мы спрыгнули вниз, бледные и дрожащие, покрытые песком и известью.

Глядя на побелевшее лицо моего друга, я ощутил уже знакомую мне внутреннюю убежденность в том, что если я забуду о себе, ко мне мгновенно придет уверенность, что все можно преодолеть. "Я иду наверх", - без пафоса произнес я и вновь начал подниматься на скалу. Мой друг кричал как сумасшедший, что он не будет ни за что отвечать, что не понесет оттуда мое тело и тому подобное. Я просто продолжил свой путь, будучи абсолютно уверен в том, что не упаду и не покалечусь. При каждой попытке ухватиться за что-нибудь руками пальцы увязали в рыхлой почве; я ничего не видел наверху из-за пыли и обломков, сыпавшихся из-под пальцев. Тем не менее, я знал, что пока не остановлюсь хотя бы на секунду в поиске опоры для ноги или руки, все будет хорошо и я смогу продолжать двигаться вверх. И эта уверенность дала мне невероятное ощущение свободы и восторга.

Я чувствовал себя необычайно сильным. С вершины я посмотрел вниз и разглядел своего друга на пляже: крошечную, размером с муравья, фигурку. К этому моменту экзальтация усилилась до предела, и я полез ещё быстрее. Вскоре мои ноги перестали упираться в скалу, - теперь я только руками держался за камни, а тело качалось на вытянутых руках. Я не мог ползти вверх; скала, наклоненная в сторону океана, шумевшего за моей спиной, по существу, нависала над моей головой.

Я добрался до большого навеса, состоявшего из корней низкорослых деревьев и кустарников, росших на поверхности скалы. Именно на этом навесе мы выбрали место для пикника. Мое тело свободно покачивалось и я посмотрел вниз: надо мной было пустое пространство, и я испытал чрезвычайное возбуждение, которое подстегнуло меня карабкаться на ещё более головокружительную высоту. За что хватались мои руки - загадка, нерешенная мной и по сей день. Вдруг я неожиданно зацепился за траву, подтянулся и влез на выступ. Там уже находились ребята из нашей компании. Надо отметить, они были потрясены моим внезапным появлением прямо из пропасти.

Возбуждение мое было столь велико, что я казался невменяемым. Я начал буквально вопить; это был совершенно особый, раздирающий глотку крик триумфатора, который я не мог сдерживать. Потом мне рассказывали, что я топал ногами, бил себя в грудь и издавал дикие звуки ещё долгое время, пока не успокоился. К тому времени длинной обходной дорогой на место пикника добрался и мой друг, всерьез расстроенный случившимся.

В заключение мы вернулись на это место в следующий уикэнд, чтобы обнаружить доказательства или опровержения случившегося, для чего собрались повторить путь, который я проделал. Когда мы вновь увидели наш навес с вершины соседней скалы, многие усомнились в своей памяти и вообще истинности случившегося. Мой приятель, шедший обходным путем, выглядел подавленным, так как он точно видел, как я покорял осыпающуюся скалу, невероятным образом скользя по камням и песку, и после, когда я прополз около двадцати футов по внутренней стороне обрыва, двигаясь по направлению к океану и одновременно вверх. Для меня же все произошедшее было вполне подлинным явлением, хотя логического объяснения этому я не находил.
Позже, рассматривая эти события в ретроспективе, я осознал, что мое дикое, почти истеричное состояние, было каким-то образом связано с тем, что в тот момент я принял смерть, так сказать, в себя, и потому смог выйти за рамки страха перед ней.

Вслед за этим случаем, ещё одним открытием для меня стало то, что неконфликтный человек обладает превосходством перед конфликтующим или противоречивым. Это превосходство выявляет разницу между двумя типами поведения. Как неконфликтный человек, я обладал иммунитетом против опасности или катастрофы во время любой угрозы, пока помнил, следует подчиниться силе этого поведения и сдерживать подколенный рефлекс страха и сомнения. Чудесные или невероятные события могут случиться в тот момент, когда я перестану надеяться, положусь на специфическую силу воли.

Следует ещё раз подчеркнуть, что такого рода решение я никогда не подвергал сомнению. Секундное промедление с моей стороны было невозможно: я либо мгновенно принимал решение, либо терял этот шанс. Более того, осознание конкретной возможности вспыхивало только в момент события, и никогда заранее.
Любопытно, что я обнаружил, что могу инициировать такое состояние, умышленно подвергая себя опасности и сосредотачиваясь на мысли, что откровение явится в критический момент, как это случилось при показе упомянутого ранее фокуса с сигаретами. Казалось, что моя уверенность, или, иначе говоря, свобода от сомнений, вызывала к жизни некую силу, после чего не происходило всеми ожидаемого результата.

В начале 1980-х годов математик Ральф Стро, автор книги "Иллюзия реальности" (Нью-Йорк, 1983) закончил полный курс обучения айкидо, после чего 4 года проработал с Мойше Фельденкрайсом в Израиле. Он заявил мне, что ни один человек не может напасть на другого без некоего необычного внутреннего соглашения между жертвой и нападающим. При этом я вспомнил высказывание Майстера Экхардта: "Послушай, когда это происходит в тебе, ни одно создание не сможет нанести тебе вред". То, о чем говорил Экхардт, было "рождением бога в душе". Во взглядах Экхардта и Стро явно есть общее начало. Можно придумать множество образов и названий для состояний, вызываемых изменением сознания. Неконфликтное поведение не является ни религиозным, теоретическим, философским или семантическим явлением, ни предметом логического осмысления.

Джозеф Чилтон Пирс – Биология трансцедентного